Интервью

by.tribuna.com взяла интервью у наших тренеров Павла Красина и Марии Мирзоалиевой

by.tribuna.com взяла интервью у наших тренеров Павла Красина и Марии Мирзоалиевой

 

«На жизнь хватает, еще и дом строим». Легко ли жить семье, в которой муж и жена – детские тренеры


 

Исследуем один миф про белорусский спорт.

Бытует мнение, что быть детским тренером в нашей стране невыносимо тяжело. Полтора года назад Наталья Кочанова призвала начинающих специалистов с пониманием относиться к зарплате в 130 рублей.

В Гомеле живет и работает семейная пара с очень интересной историей . Детские тренеры Павел Красин и Мария Мирзоалиева учат подопечных гандболу в Гомельском областном центре олимпийского резерва по игровым видам спорта. Будучи подростками, они сами занимались гандболом в Гомеле – так и познакомились. После окончания университета они уже несколько лет трудятся детскими тренерами – в статусе мужа и жены.

Их команды участвуют в детской гандбольной лиге Zubr Cup. Среди ребят 2002-2003 годов рождения гомельчане звезд с неба не хватают и занимают последнее место в таблице. А вот пацаны 2004 года рождения идут вторыми в группе А, уступая только СКА-2004.

Мы пообщались с молодыми тренерами и узнали, легко ли супругам работать в одной профессии, какие трудности у гомельского детского гандбола, сколько на самом деле зарабатывают молодые специалисты в спорте и как Zubr Cup помогает команде, у которой нет официальных матчей в республиканских соревнованиях больше полутора лет.

Павел Красин (П.К.) Мы оба из Гомеля. Ко мне в класс пришла тренер из профсоюзной гандбольной школы и предложила заниматься гандболом. Я записался в секцию – с этого все и началось. Позже перешел в СДЮШОР 10, где работал мой брат Алексей Жихарев. Кстати, он стал первым тренером моей будущей жены, которая записалась на гандбол после того, как брат пришел к ним в школу. С Машей познакомились, потому что занимались гандболом в одной школе. Ездили вместе в санатории и спортивные лагери. Вот так и раззнакомились. Более плотно начали общаться, когда я уже учился в университете, а Маша оканчивала школу. Так что встречались на расстоянии. После школы Маша уехала учиться в Витебск, где выступала за «Витебск-Ганну». Я играл за «Викторию-Регию». Пересекались, когда Маша приезжала с командой в Минск или когда я бывал в Витебске. Да и просто друг к другу в гости ездили, ну и отпуск одновременно брали.

– Как вы стали тренерами?

П.К. Лет пять-шесть назад я окончил университет и перестал играть в гандбол – уехал по распределению детским тренером. Сначала планировал просто отработать два года, но за это время профессия понравилась – и решил остаться. Причем о выборе не жалею: работа детским тренером нравится и сейчас.

Мария Мирзоалиева (М.М.) Почему-то я всегда хотела быть учителем физкультуры. Обучение в университете подходило к концу, мне предложили вернуться в Гомель и стать детским тренером. Распределилась в ГОЦОР по игровым видам спорта – теперь работаю здесь. Более того: в другой профессии сейчас себя не вижу.

– Вы пришли в гандбол, потому что набирали группы в обычных школах. А сейчас тренеры тоже ходят по классам и зазывают детей в гандбол?

П.К. Конечно, мы тоже так работаем. Основной набор проводим в начале учебного года, потом просто доукомплектовываем команды. Обычно стараемся обойти близлежащие пять-семь школ.

– Как дети реагируют на то, что вы семейная пара?

П.К. Ребята в начальной группе даже и не знают, что мы муж и жена. Не афишируем особо – работаем, как обычные тренеры.

М.М. Они чаще узнают об этом, когда добавляются в друзья в социальных сетях.

П.К. Или когда в поездки выбираемся – видят, что мы вместе приходим, вместе живем в гостинице. А в целом дети относятся к нам, как к обычным тренерам.

– Кто в вашей паре главный на тренерском мостике?

П.К. В зависимости от группы. Ребята знают, где руководит Павел Андреевич, а где Мария Амирхуджаевна. Вообще мы чередуемся. Первую группу 2003 года взяла жена, 2004 годом руковожу я, 2005-й – снова ее. Соответственно, следующий набор возьму я. Первой взяла Маша, потому что я собирался просто отработать распределение, а она планировала работать и дальше.

 

– Тяжело работать детскими тренерами? Условия в Гомеле созданы, хватает ли школе средств?

 П.К. Всегда хочется большего. Но за пять лет нашей работы чувствуется развитие. Детскому гандболу у нас уделяется все больше и больше внимания. Мне кажется, наш вид спорта идет в нужном направлении.

 – Неужели проблем вообще нет?

 П.К. Можно разве что отметить, что площадки не всегда хватает. Нам говорят коллеги из других городов: «Вот, у вас есть и большой, и малый залы – тренируйся, сколько хочешь!» Но на самом деле кроме гандбола есть баскетбол и волейбол. Малый зал отдают им. А в большом два раза в день тренируются мужская и женская команды «Гомеля» – не так просто найти время для занятий с детьми. Бывает, что в одном зале занимается сразу несколько групп – и мальчики, и девочки. Кто-то идет в тренажерный зал, кто-то в сторонке занимается. Общеобразовательные школы тоже заняты – или нашими коллегами, которые работают дольше, или другими видами спорта. С этим действительно небольшая проблема, стараемся договариваться с тренерами. Еще мы часто работаем в субботу-воскресенье, а выходные берем на вторник-среду – потому что залы более загружены именно по будням.

 – Часто ли обсуждаете творческие вопросы дома?

 П.К. У нас эта тема не под запретом. Бывает, вечером поднимаем какой-то вопрос и обсуждаем, а потом говорим друг другу: «Ладно, давай уже утром на холодную голову». Так что о гандболе думаем не только на работе.

 – Что скажете о современных детях? Они сопоставимы по трудолюбию с вашим поколением?

 П.К. Мне кажется, сейчас ребята менее трудолюбивые, они прохладнее относятся к спорту. У них много других интересов. В наше время у всех была цель заниматься гандболом. Сейчас девятиклассники настроены обычно так: «Я к вам буду ходить просто тренироваться, но вообще думаю о поступлении». Многое зависит от количества детей в семье и их благосостояния. Если в семье три ребенка, то, как правило, они более трудолюбивы и настроены более серьезно. И в столовой никогда не возникает вопросов по питанию. А если ребенок в семье один, то его иногда нужно чуть ли не упрашивать.

 – Другие интересы – это телефоны? Кстати, гаджеты не мешают тренировкам?

 П.К. Помню, кто-то прямо во время матча пользовался телефоном. Поэтому на выездах мы телефоны забираем и выдаем на один час в день позвонить родителям. Вместо этого развлекаем ребят сами. Бывает, загадываем им детективные загадки. В Малориту в дорогу взяли детские кроссворды. Ребята к этому относятся по-разному – некоторые сидят, надув щеки. А вот родители подобную практику поддерживают. Ведь если не проконтролируешь, дети могут и после отбоя сидеть в телефонах.

 М.М. Но иногда оставляем телефоны ребятам. Все зависит от их поведения и игры. И от нашего настроения немного :).

 – Полтора года назад Наталья Кочанова заявила, что молодые тренеры должны нормально воспринимать зарплату в 130 рублей. Сталкивались с такими доходами в начале карьеры?

 П.К. Поначалу выходило действительно немного, работая не на полную ставку. Но на протяжении первого года нас поддерживала федерация гандбола. Позже появились надбавки – ведь игра за «Викторию-Регию» и «Витебск-Ганну» засчитывалась в стаж.

 – И сколько сейчас зарабатываете?

 П.К. По 500 рублей, то есть 1000 на двоих. В принципе, достаточно. Конечно, всегда хочется большего. Но нас не обделяют, на жизнь хватает. Еще и дом строим – взяли кредит, какую-то часть доходов выплачиваем.

 М.М. Приходится немного подрабатывать: дополнительно я веду аэробику в бассейне.

 – У детских тренеров в Беларуси есть возможность развиваться?

 П.К. Да, федерация проводит тренерские семинары – посещаем их два-три раза в год. Федерация вроде как вообще хочет разработать систему, чтобы все детские школы работали одинаково, исходя из интересов сборной. Участие в проекте должен принимать участие сам Шевцов. Говорят, увеличится и количество тренерских семинаров – до шести-семи в год. Не буду утверждать, что эта программа будет реализована, но такие планы есть.

 – Говорят, из-за Европейских игр детскому гандболу могут урезать финансирование. Опасаетесь?

 П.К. Не в курсе таких новостей, так далеко мы не заглядываем. У нас крупная школа, так что денег хватает и на экипировку, и на выезды. Если турниры заранее вносятся в календарный план, деньги на поездки выделяют. Недавно были на турнире в России, ездим и по Беларуси. Летом хотим выбраться на фестиваль гандбола в Санкт-Петербург – часть расходов на выезд покроет школа, оставшуюся часть внесут родители.

 – Часто удается выезжать на турниры за границу?

 М.М. В среднем каждая группа отправляется туда раз в год. Нас часто приглашают в Протвино – это город-побратим Гомеля в Московской области. Они тоже к нам приезжают. Ездим и по Беларуси – раз в год выбираемся на «Гандбольный драйв» в Солигорск, какие-то турниры проводим в Гомеле.

 – А республиканских соревнований для развития ребят хватает?

 П.К. Конечно, проводятся они нечасто. Все зависит от конкретной команды. У 2003 года в первой половине декабря были соревнования, затем в феврале, потом состоится областной отбор на «Спартакиаду школьников». А вот команде 2004 года играть практически негде. Некоторых ребят можем задействовать за старший возраст. Но вообще у команды 2004 года нет официальных республиканских соревнований с февраля 2017 года по декабрь 2018-го. То есть на протяжении полутора лет, даже больше. Поэтому здорово, что появился такой турнир как Zubr Cup – он этот пробел восполняет: благодаря ему команда проводит четыре-пять туров в сезон.

 

– В чем отличие Zubr Cup от других турниров?

 

П.К. В Беларуси прежде не было регулярных турниров, которые проводятся в несколько этапов. Это очень удобный формат: группы постепенно формируются в зависимости от выступлений. Обычно как бывает – одна команда всех выносит, другая крупно проигрывает. По ходу Zubr Cup состав групп выравнивается, и проходных матчей не остается. Накал сохраняется до последних минут – для детей это очень хороший опыт.

 

М.М. С другой стороны, возьмем команду 2004 года рождения. Первый и второй туры мы играли против одних и тех же команд. Было интересно спустя несколько месяцев сравнить, как изменилась наша игра относительно соперников.

 

П.К. К сожалению, провели второй тур хуже первого. Непонятно, то ли мы лучше подготовились к первому туру, то ли ребята недонастроились на второй после победы с разницей в 10 мячей. Интересно анализировать как командную игру, так и индивидуальные действия игроков. Благодаря Zubr Cup ребята проводят куда больше матчей, так что работать в этом плане стало проще.

 

– Чем еще вам нравится Zubr Cup?

 

П.К. Туда мы приезжаем не только играть. Матчи красиво организованы – площадки оформлены, перед каждым этапом проводится церемония открытия. Для ребят организуют мероприятия – где-то экскурсии, где-то поход в кинотеатр. В Могилеве водили в Музей МЧС, в Слуцке детям показали городские достопримечательности. Дети узнают о других городах что-то интересное – это помогает им всесторонне развиваться.

 

В начале декабря у нас был этап в Малорите – и для участников Zubr Cup организовали поездку на матч Лиги чемпионов БГК – «Целе». Это удобно и для нас как тренеров. Например, парень говорит: «Ой, я устал, не хочу кушать в столовой». После слов «Без проблем, но тогда не поедешь на матч в Брест» у него сразу появились силы.

 

– За кого больше болеют ваши подопечные – за «Гомель» или БГК?

 

П.К. Думаю, за БГК. Бывает, ребята перед тренировкой просят: «Отпустите нас на 10 минут раньше: Лига чемпионов вечером». У кого лучше результат, на того они и смотрят. Хотя на матчи «Гомеля» дети тоже иногда приходят.

 

– В футболе все бегают в майках Месси или Роналду. А какие кумиры у подростков-гандболистов?

 

П.К. Ребята больше следят за гандболистами, которые классно действуют на их позициях. Многим нравятся фактурные видные гандболисты – Криштопанс или Горак. Персонально дети поддерживают Андрея Ященко – игрока БГК из Гомеля.

 

– Перспективные ребята среди ваших подопечных есть?

 

П.К. Не люблю называть конкретные фамилии, но некоторые все же выделяются. Никита Никитенко – неплохой парень 2003 года рождения. Среди ребят 2004 года выделю Илью Меженникова и вратаря Владислава Цвиля. Есть крупные ребята, от которых у нас принято ждать результатов.

 

– А левши есть?

 

П.К. В команде 2005 года растет парень, но пока рано о чем-то говорить. Ребятам нужно еще очень много работать, чтобы чего-то достичь в гандболе.


by.tribuna.com

http://www.zubrcup.by/news/by_tribuna_com_vzyala_interv_yu_u_nashih_trenerov_iz_gomelya